Главная » Статьи » Лучше ли учить иностранный язык с преподавателем-носителем этого языка?
Иностранный язык с преподавателем-носителем языка, о прямом методе преподавания языков

Лучше ли учить иностранный язык с преподавателем-носителем этого языка?

Есть такое мнение, что в дореволюционной России представители правящих классов хорошо владели иностранными языками от того, что гувернеры у их детей были иностранцы – носители европейских языков. И далее, когда они поступали в гимназии, или другие учебные заведения, там также преподавали иностранные специалисты.
Это заблуждение.

Не в каждом учебном заведении были "носители", а только для аристократии, наподобие Горчакова, Пушкина и других потомков столбовых дворян, которые жили своим тесным кругом, не допуская в свою среду других менее «благородных», так как дворянин дворянину – рознь. А. С. Пушкин, говорят, общался с Н. В. Гоголем, несмотря на его более низкое происхождение, только в виде исключения, из-за большого таланта Николая Васильевича. С другими же, менее родовитыми людьми, был сух и надменен. Впрочем, он имел основания быть таковым. В конце концов, он себя не объявлял ни коммунистом, ни демократом.

Кстати, и первый родной язык Пушкина был французский, из-за его родителей, которые предпочитали французскую речь русской.

Но дворяне-аристократы составляли совсем небольшую часть русского общества, и поэтому их нельзя считать типичными представителями этого общества, основная часть которого была либо вовсе безграмотна, либо полу грамотна. Или же это были недостаточно образованные люди, которые, между прочим, и составляли большую часть мелкого и среднего дворянства. Более того, в своей небольшой работе об образовании Пушкин А. С. сетует на недостаточную образованность и высшей аристократической верхушки общества.

Разговоры об особой утонченности и образованности в дореволюционной России - это всего лишь сказки. И, безусловно, больше вымысла, чем правды в том, как хорошо владели раньше иностранными языками в России благодаря преподавателям-иностранцам, носителям тех или иных языков.

К тому же, «носитель» «носителю» - рознь. Немецкий сапожник - тоже «носитель». Однако это не самое лучшее - учиться у сапожника, портного и т.п.. Если же «носитель» - профессиональный преподаватель с филологической подготовкой, то это тоже далеко не всегда приводит к успеху. Так как усвоение иностранного языка - сложный многофакторный процесс, где далеко не все зависит от преподавателя и студента. И, наконец, так называемые «носители» для преподавания языка, который они «носят», должны, ну, или скажем по-другому, весьма желательно для них, владеть родным языком студентов. «Прямой» метод преподавания иностранных языков - не панацея от всех сложностей, с которыми сталкиваются преподаватели и студенты во время учебного процесса. И годится, по утверждению многих немецких и других не англоязычных преподавателей, преимущественно для английского языка. А для других языков с более развитой системой флексий подходит не всегда, а часто даже тормозит процесс обучения. Ведь там, где преподаватель мог бы коротко объяснить языковое явление, пользуясь родным языком студентов, естественно прибегая к специальной профессиональной и знакомой студентам терминологии, учителю, придерживающемуся, несмотря ни на что, «прямого» метода, приходится использовать жесты, мимику, рисунки, и слова своего родного языка, в той или иной степени уже знакомые студентам. При этом - вовсе не значит, что студенты его правильно поймут.

Разумеется, учащимся, у которых уже есть грамматическая подготовка и достаточно большой словарный запас, материал должно и нужно объяснять на языке, который они учат. Но на практике, чтобы достичь такого уровня, уходят многие годы. И поэтому нынешние студенты старших курсов языковых вузов, к сожалению, недостаточно хорошо понимают устную и письменную речь.

Поездки за границу тоже ничего принципиально не меняют. Важно, с кем общаешься: с профессором Хиггинсом или Элизой Дулиттл. Языковая практика за границей очень часто превращается просто в путешествие, где львиная доля времени уходит на то, чтобы приспособиться к другой организации преподавания, бытовое обустройство, и, что там говорить, просто развлечения.

КПД от подобной практики, безусловно, может какой-то и будет. Но, если принять во внимание развитие средств межличностного общения:
 — Интернет, предоставляющий возможность не только переписываться, но и говорить, и видеть собеседника,
 — радиостанции, которые вы можете как прослушать, так и прочитать прослушанную вами информацию,
при достаточно серьезном отношении к делу получается выигрыш во времени, деньгах и ещё во многих «мелочах», которые все вместе съедают энергию и вышеупомянутое время, которые студент мог бы потратить на совершенствование своих знаний в том или ином языке.

Хотелось бы также упомянуть о десятках тысяч россиян, которые многие годы живут в разных странах и умудряются не научиться правильному литературному языку страны, в которой они проживают. Нет, они, конечно, хотели бы овладеть иностранным языком, но вот времени у них нет. И потому очень часто видишь стенания этих «бедолаг» на различных форумах: как бы им выучить язык, чтобы вообще не учить. Вот уж действительно, загадка русской души. А может, и не только русской.

Думается, что не стоит ломать копья,
- у каких преподавателей учиться,
- как учиться, чтобы не перетрудиться,
может быть просто каждый день хоть понемножку узнавать что-либо новое.
Так, глядишь, шаг за шагом – далеко уйдешь.

А иначе останетесь на месте, да и то в лучшем случае.

© imadin12.narod.ru